Гендерно-нейтральная журналистика! Это вообще нормально?

Александра Савинич

Своим опытом делится Александра Савинич, социальная журналистка (работала в CityDog.by), специалистка по коммуникации в Офисе европейской экспертизы и коммуникации, координаторка групп «Маршируй, детка!» и «А слабо без трубочки?»    

Журналистика – это всегда привилегия

Только журналист_ка (редактор_ка) решают, кому дать голос: у кого брать интервью, кто будет экспертом и про что в целом получится материал.
Все это связано напрямую с ответственностью. Каждый вопрос журналист_ки – это ответственность за то, что будет транслироваться в материале. 
Поэтому, когда СМИ делают опрос на улице, задавая сексисткие вопросы и получая такие же ответы, – это манипуляция. В этом случае не работает аргумент: «это мнение человека». Разбирая тему, журналисты должны отразить разность сторон, выявить проблематику, а не создавать хайп.

Журналист_ки (редакция) несут ответственность за материалы

Когда журналист_ки работают с остросоциальными темами, их ответственность не заканчивается на выпуске материала. Всегда есть последствия. И иногда они могут не лучшим образом отразиться на жизни героев и героинь. 
Бывают случаи, когда начинается преследование или травля – кибербуллинг. Либо героя или героиню могут уволить с работы. И все эти риски также должны учитывать журналист_ки: предупреждать о них, отслеживать комментарии, быть на связи и в любой момент поддержать человека. 

Журналистика – история сродни активизма

Порой так и происходит: многие проблемы, которые поднимаются в медиа, – это работа журналист_ки. Именно журналист_ки «выбивают» темы у редактор_ок, объясняют их значимость и проводят много времени в поле. И многое из этой работы – голый энтузиазм и борьба за идею.

Как устроены редакции и почему феминитивы – это не про все СМИ

В каждой редакции есть своя «редакционная политика»: как писать, какие слова применять, а какие нет, употреблять ли феминитивы. Все это может быть не прописано в документе, но эти правила всегда есть в голове. 
Так, например, некоторые редакции открыто заявляют, что не употребляют феминитивы, но в тоже время в своих заголовках используют «учительница», «велосипедистка», «мусульманка». 
Почему тогда они против феминитивов? Вероятно, потому что не до конца понимают суть вопроса либо редактор_ки не разделяют теории гендерного равенства. На этот вопрос сложно ответить. Но ответ точно лежит в плоскости личного отношения к феминизму и гендерному равенству тех, кто управляет редакцией. 

Как на CityDog.by появились феминитивы

Три года назад прошла летучка для журналист_ок. На ней редакторы и редакторки пояснили, что в редакционной политике изменения – теперь мы используем феминитивы всегда. 
Что повлияло на это решение? Много факторов: работа активист_ок, здравый смысл и, вероятно, общественные волнения. Потому что язык – живая структура, которая отражает реальность. Язык меняется вместе с обществом и говорит о нем больше, чем хотелось бы знать.
В первый год-полтора после этих изменений комментарии зашкаливали: сотни оскорблений, «отписок», ругани. Но все случилось так, как случается с любой привычкой – она устаканилась. И все это говорит лишь об одном: дело не в естественности или неправильности, а в зоне комфорта. Да и количество читателей только выросло – и это никак не связано с феминизмом.
Но, как ни странно, первое время от феминитивов открещивались даже героини текстов. Например, иногда художницы или поэтессы твердили, что они исключительно художники и поэты. И здесь действовало правило – каждый сам может определять, как я хочу, чтобы меня называли. Это нормально, ведь мы все выросли в системе, где все женское – это «ну такое», зато мужское – «лучшее на свете».    

СМИ, которые противоречат сами себе: один день они гендерно-нейтральны, в другой – секститы с большой буквы

Если смотреть глобально – это нормальная ситуация, потому что СМИ – это люди. А люди всегда противоречат сами себе. Другой вопрос, насколько темы феминизма и гендерного равенства представляют ценность для редакций.
Уверена, есть те, кто ловит на этом хайп. И это как минимум глупо, потому что эти вопросы касаются всех – и редактор_ок, которые все это делают, тоже. 
Самая бьющая по сердцу дилемма журналистики – как сделать так, чтобы статью прочитали. И эта игра – настоящая сделка с совестью: нейтральный заголовок все пропустят, слишком жесткий и стереотипный – транслирует и укрепляет стереотип. 
Поэтому заголовок – это фактически 40% от всей работы над материалом. По опыту скажу, что придумать «идеальный» заголовок реально, но очень сложно и затратно по времени. Но делать это необходимо, ведь часть аудитории живет только на заголовках. 
Люди так заняты, что пролистывая ленту, поглощают информацию только через заголовки. Есть большая опасность сформировать лживое информационное поле. 

Почему некоторые не пишут об ЛГБТК+

Да, не все медиа в Беларуси пишут об ЛГБТК+, причем не только государственные. И это ужасно. Потому что публичность – это признание, нормализация и все в этом роде. 
Другими словами, игнорируя людей, темы и события, медиа создают «стерильный мир». И читатели в него верят. А когда сталкиваются с реальностью, боятся и испытывают ненависть, потому что незнание порождает страх. 
Взять, например, газету «Вечерний Могилев» – самую секситскую, гомофобную, расисткую, антисемитискую и разжигающую ненависть газету. Ядерная смесь. И я просто уверена, что журналист_ки, которые создают эти тексты, никогда в жизни не общались с людьми ЛГБТК+. Они живут в иллюзии, о которой потом создают газетные сказки. 
А те медиа, что не пишут об ЛГБТК+, либо не знают, как правильно писать об этом, либо просто не признают эту тему важной. И здесь уже не идет речь о журналистике, потому что журналистика – это про все. Исключение, конечно, язык вражды (пример, «Вечерний Могилев»). И к таким медиа у меня больше всего вопросов – я их просто не читаю, потому что не признаю. Такой мой личный принцип.

Как общество может менять медиа  

Давать обратную связь. Раньше таковой была подписка на газеты. Сейчас все намного проще: можно оставлять комментарии, предлагать героев и темы, тегать и «критиковать» медиа в соцсетях. 
Сейчас общественное влияние как никогда сильно. Пусть это влияние не материально, но оно есть. 
И получая обратную связь, медиа начинаются меняться: пусть не сразу, им нужно время, осознание – это ведь все про привычку. Но менять медиа куда проще, чем государственную машину Беларуси.

3
дек
Юлия Василюк
Ненулевой отсчет: эстафета женского движения в Беларуси
17
окт
Юрий Таубкин
Художник, архитектор и дизайнер Юрий Таубкин — о городе, его архитектуре и будущем. 
23
июл
Юлия Василюк
Координаторка Национальной гендерной платформы Галина Скороход — о гендерных вопросах в политике.
19
июл
Юлия Василюк
Как меняется жизнь после появления гендерной чувствительности? Как гендерная чувствительность может помочь в бизнесе?
6
мая
Вольга Шпарага, Сяргей Шабохін
На вокладцы фота фрагмента экспазіцыі «Styk // Стык»​. 
31
мар
Активист_ки, журналист_ки и правозащитни_цы, которые работают в негосударственной сфере, часто готовы к обыскам, изъятиям техники и досмотрам на границе с технической точки зрения — шифруют технику, ставят пароли.
20
фев
Какие мифы о «женском» и «мужском» различии бытуют в обществе и есть ли у них научное обоснование?
28
дек
#Дамаудобнаявбыту
26
дек
Что действительно угрожает традиционным ценностям, если говорить про семью, гендер и сексуальность? И какие именно ценности считать «традиционными»?
20
дек
Про работу с телом как практику освобождения, инклюзивность и квир-утопию
15
ноя
Ирина Жеребкина доктор философских наук, профессор Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина Рецензия на книгу Ольги Шпараги «Сообщество-после-Холокоста: на пути к обществу инклюзии» (Минск: Медисонт, серия «ECLAB books», 2018)

Страницы