Гендерная чувствительность

Юлия Василюк

Как меняется жизнь после появления гендерной чувствительности? Как гендерная чувствительность может помочь в бизнесе? Ответы на эти вопросы аудитория искала вместе с Леной Огорелышевой, руководительницей концентрации «Гендерные исследования» ECLAB во время летней школы ECLAB «Гендерные интересы в (не)гендерной деятельности» 22-23 июня 2019 года. 

Что такое гендерная чувствительность?

Это то, как люди учитывают гендерный фактор в своей жизни. Условно говоря, у них есть определенные знания о том, что такое гендер, дискриминация, гендерные стереотипы, и они активно используют эти знания в своей жизни.

Рассмотрим простой пример. Ты – девочка, которая с детства росла с установками: надо выйти замуж, родить детей, а карьеру можно особо и не строить. Ты живешь по этой схеме, а если слышишь про гендерную дискриминацию в рабочем пространстве, то искренне удивляешься: «Я с этим никогда не сталкивалась»! Те рамки, в которые тебя вогнали, полностью устраивают, поэтому ты не понимаешь, как можно хотеть чего-то иного.

И другой вариант: ты – девочка, которая с детства мечтала быть машинистом в метро, но не можешь этого сделать потому, что в Беларуси эта профессия входит в список запрещенных для женщин.

Во втором случае через осознание существующих границ может развиться гендерная чувствительность.

Еще один вариант развить гендерную чувствительность – обучаться. Допустим, девочка учится в университете, где преподаватель регулярно хватает студенток за грудь и попу. Долгое время она думает, что это нормальное поведение, хотя оно ей и не нравится. Для чего же еще женщине нужны грудь и попа, если не для того, чтобы мужчины могли за них хвататься? Если мне не нравится, это моя проблема: нужно молчать, терпеть и испытывать удовольствие от того, что тебя замечают. А потом эта девочка попадает на семинар, обсуждает это со значимыми для себя людьми или читает о сексуальных домогательствах и начинает понимать, что в вузе происходит что-то неправильное: у одного человека нет права лапать другого, ведь существует такое понятие как личные границы. Происходит переосмысление: то, что раньше осмыслялось как «комплимент» становится «сексуальным домогательством». И вот в результате осмысления опыта и появляется гендерная чувствительность.

Как меняется жизнь после появления гендерной чувствительности?

У кого-то она становится лучше, а кому-то тяжелее плыть против течения. Но, чтобы чувствовать себя комфортно, человеку в большинстве случаев необходима поддержка и компания единомышленников.

Люди с гендерной чувствительностью могут позволить себе пожаловаться на сексистский баннер или написать телефон горячей линии жертве домашнего насилия – назовем это бытовым активизмом.

Почему секс продает только секс?

Существует также гендерный мейнстриминг – это долговременная стратегия в развитии организации, изначально учитывающая различные интересы и условия жизни мужчин и женщин в силу выполнения ими различных социальных и культурных гендерных ролей в обществе. Гендерный мейнстриминг нужен для того, чтобы учитывать особенности целевой аудитории.

Предположим, у меня есть кофейня. Как сделать мой бизнес более адаптивным для мужчин и женщин?

Например, отказаться от стереотипа о том, что продавать кофе должна улыбчивая девушка – и начать рассматривать на эту позицию и парней. Отказаться от сексистской рекламы: почему-то многие белорусские бизнесмены убеждены, что любой товар лучше всего рекламирует женское тело – ноги, грудь, попа.

Хотя исследования давно доказали: секс продает только секс. Если в рекламе кофе есть грудь – потенциальный покупатель запомнит только грудь, а не марку кофе.

Чтобы сделать ту самую кофейню из примера более гендерно чувствительной, можно установить пеленальные столики в туалетах – и в мужском, и в женском. Это еще и про улучшение окружающей среды: я, как социально ответственный бизнес, делаю общественную среду более приспособленной для семей с детьми.

Важно изначально исследовать целевую аудиторию, понять, что для нее важно. Если моя кофейня находится рядом с текстильным училищем в самом неосвещенном районе города, я понимаю, что моя основная целевая аудитория – молодые студентки. В процессе исследования (опрос, наблюдение), я понял_а, что в вечернее время студентки пробегают мимо моей кофейни из-за того, что не чувствуют себя в безопасности на улице в темное время. Соответственно, имеет смысл установить дополнительное освещение, что и для аудитории хорошо, и продажи повысит.

Создавать с нуля или работать с тем, что есть?

В Евросоюзе существует двухсторонний подход в отношении гендерного равенства. Первый: создать что-то с нуля. Например, создать общественную структуру, которая занимается вопросами гендерного равенства – к примеру, разрабатывает закон о равной оплате труда или о противодействии домашнему насилию. Проще говоря, мы с нуля создаем что-то.

Второй: работать с тем, что уже есть. Иными словами – как привнести гендер в уже работающие структуры – и это про гендерный мейнстриминг. Например, тот же закон о противодействии насилию существует в правовом поле определенной страны. Внедряя закон, мы делаем все правовое поле более гендерно-чувствительным. Нам не нужно создавать новый юридический аппарат специально для женщин, пострадавших от насилия, – достаточно адаптировать старый под их потребности.

Путь к гендерному равенству может очень зависеть от контекста конкретной страны. Например, в ряде стран Африки, Азии и Востока активисты создают женские центры. В этих странах есть проблемы с включением женщин в общественную жизнь – часто они не могут получить образование и работу, вся их жизнь проходит либо в доме отца, либо мужа. Активистки стремятся помочь женщинам хотя бы минимально социализироваться – дать им возможность общаться друг с другом (что приводит к формированию женских сетей поддержки), осваивать новые вещи. Конечно, в такой ситуации начинают с малого, женщинам предлагают курсы кулинарии или рукоделия, а не гендер или женское лидерство.

Можно критиковать активистов: «Вы сексисты! Используете стереотипы»! Но, на самом деле, они поступают правильно. В тех патриархатных странах ни один муж не отпустит жену на курсы женского лидерства, а вот на кулинарные – отпустит. И будет маленькая победа хотя бы в том, что женщина выйдет из дома.

Когда создано комьюнити, можно реализовывать уже какие-то другие проекты. Вполне возможно, что получится создать поколение более прогрессивных женщин, которые в будущем отправят своих дочерей учиться.

Какие бывают квоты?

Давайте поговорим о белорусских реалиях. У нас есть квоты в Академию МВД: мужчин туда поступает в 10 раз больше, чем женщин.

Объективны ли эти ограничения? Кто-то возразит: «Мы не можем разрешить женщине быть участковым! Это же надо в мороз и холод, днем и ночью ходить по улицам»! Но вспомните о том, что есть женщины, работающие уборщицами в ЖЭСе, есть женщины, которые зимой сидят в слабоотапливаемых киосках, есть женщины-почтальоны, которые в мороз и холод ходят по улицам ни свет ни заря.

Еще один прекрасный пример. Сейчас многих учительниц обязывают ходить по домам учеников – а семьи бывают и не очень социально благополучные. По факту, женщины выполняют работу того же участкового. И никто не говорит о том, что женщине опасно идти в дом, где мужчина, возможно, пьет, принимает наркотики, распускает руки.

Опять же, есть куча стран, где нет гендерных квот – и мужчины, и женщины могут быть полицейскими. И – сюрприз – количество женщин в полиции не влияет на качество работы.

Если говорить о физических возможностях, то да, возможно, среднестатистический мужчина будет сильнее среднестатистической женщины. Но если мужчина пьет пиво и лежит на диване, а женщина усиленно тренируется, ситуация будет другой.

Поэтому оценивать любого кандидата надо с точки зрения его реальных физических возможностей.

 

3
дек
Юлия Василюк
Ненулевой отсчет: эстафета женского движения в Беларуси
17
окт
Юрий Таубкин
Художник, архитектор и дизайнер Юрий Таубкин — о городе, его архитектуре и будущем. 
23
июл
Юлия Василюк
Координаторка Национальной гендерной платформы Галина Скороход — о гендерных вопросах в политике.
4
июл
Александра Савинич
О чем боятся писать редакции, почему не хотят нести ответственность за свои слова и как общество может менять медиа 
6
мая
Вольга Шпарага, Сяргей Шабохін
На вокладцы фота фрагмента экспазіцыі «Styk // Стык»​. 
31
мар
Активист_ки, журналист_ки и правозащитни_цы, которые работают в негосударственной сфере, часто готовы к обыскам, изъятиям техники и досмотрам на границе с технической точки зрения — шифруют технику, ставят пароли.
20
фев
Какие мифы о «женском» и «мужском» различии бытуют в обществе и есть ли у них научное обоснование?
28
дек
#Дамаудобнаявбыту
26
дек
Что действительно угрожает традиционным ценностям, если говорить про семью, гендер и сексуальность? И какие именно ценности считать «традиционными»?
20
дек
Про работу с телом как практику освобождения, инклюзивность и квир-утопию
15
ноя
Ирина Жеребкина доктор философских наук, профессор Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина Рецензия на книгу Ольги Шпараги «Сообщество-после-Холокоста: на пути к обществу инклюзии» (Минск: Медисонт, серия «ECLAB books», 2018)

Страницы